Вхід
Контакти
Мапа сайту
Телефон:
067 732 6195

ЧТО ПРОИСХОДИТ В ЛУГАНСКЕ?

Зображення користувача Твердохлеб.

Поступінформ № 544 (08.05.2014 – 14.05.2014)

Максим Твердохлеб,

Председатель гражданской организации «Поступ»

Для большего понимания того что происходит сейчас у нас в стране, и в Луганске, в частности, предлагаю ознакомиться с небольшим рассказом. Я записал этот рассказ со слов одного своего давнего знакомого из Луганска. Не доверять ему у меня нет оснований. За все время, сколько его знаю, он был всегда из тех, кто дружит с головой. Вот что он рассказал.

Естественно, моего знакомого очень сильно беспокоит ситуация и в стране, и в Луганске. Эта ситуация тревожит также и большинство луганчан. Они сегодня живут в постоянной тревоге. И пока не видят просвета в этом вопросе.
Каждый день происходит захват какого-то очередного государственного здания. Это происходит постоянно. То захватят, то опять возвращают.
Я задал вопрос:

— А не является ли это все обычным спектаклем для СМИ?

— Нет. Это все реально. Да, СМИ сразу «нарисовываются», но захваты реальные.

— А как ведут себя сепаратисты при таких захватах и вообще, как они себя ведут? Насколько агрессивно, — спросил я.

Ответ лично меня удивил. Удивил тем, что он не соответствует общему настрою, какое сегодня дается в центральных украинских СМИ. И не соответствует мнению многих людей в центральной и западной Украине:

— Нет никаких сепаратистов! Те, кого называют сепаратистами или террористами, в Луганске считают реально защитниками. Да! Именно так. Потому что все они местные. Мы вместе с ними живем всю жизнь. Это все наши люди – луганчане. Мы их не боимся и не ожидаем от них ничего плохого. Более того, они реально нас защищают, — пояснил мой собеседник. Конечно, для меня это стало новым аспектом в моем личном понимании событий на востоке Украины.

— Хорошо, — говорю я, — ну как же тогда с захватами админзданий? Ведь ты же только что сказал, что это реальные захваты? С оружием?

— Да, с оружием, но без всякого насилия. Приходят в здание и говорят, уходите. Сотрудники спокойно берут и уходят. Насилия нет.

— Ясно, а какой вы видите выход из сложившейся ситуации и чего реально хочет народ на востоке Украины?
Мой собеседник ответил, что на самом деле, народ НЕ ХОЧЕТ никакого отделения от Украины! Да, среди людей есть те, кто хотят присоединения к России, но только лишь для того, чтобы все успокоилось. Реально народ напуган событиями в Киеве, майдановскими событиями. Правым сектором. А еще, что для меня тоже оказалось неожиданным, что народ опасается сегодняшней Национальной гвардии, которая движется на них с танками. Да, вот так, Национальная Гвардия Украины, но народ ее боится! Реально тех, кого киевские власти называют сепаратистами и террористами, многими луганчанами воспринимаются как защитники. Мне, конечно, это было неприятно слышать. Мне было очень неприятно осознавать, что часть моего народа боится вооруженных формирований своей же страны.

— А еще очень неприятно, — продолжает мой собеседник, — когда вечером над городом очень низко летают боевые самолеты. Несколько дней назад, когда начались боевые действия в Славянске, в тот же вечер над Луганском в районе 21:00 летали боевые самолеты. Знаете, как это неприятно, когда над твоей головой летают самолеты, и ты не знаешь, с какой целью они это делают? Чьи это самолеты? А может быть это специальная провокация? Что от них ожидать? Какое они получили задание? Да еще так низко летают, что даже в темноте их очень легко рассмотреть.

Луганчане уже готовы и привыкли к тому, что когда ведут детей в школы или садики, им в любой момент может позвонить учительница и сказать, чтобы срочно забирали детей, т.к. ожидается опять что-то непонятное.

Оружия раздали народу много, это немного успокаивает ситуацию, так как опасаются бандитизма. Хоть и оружия много, но никто без толку не стреляет и оружием не размахивает. Очень стабилизирующий фактор.

— Я понял, — сказал я своему собеседнику, — а какой же все-таки выход из этой ситуации?

— Это самый трудный вопрос. Никто в Луганске не хочет, чтобы у власти были, ни Яценюк, ни Тимошенко, ни Порошенко.

— Так, а кто же тогда?

— В том то и заключается замкнутый круг. Все против тех, кто есть, но нет тех, за кого бы народ пошел.

После разговора я понял, что в большинстве своем народ луганщины НЕ ХОЧЕТ отделения от Украины. Но он также не хочет, чтобы у власти находились силы, которые слушают то, что им говорят американцы, те, которые рвутся к власти только ради своей личной выгоды. А также мне совершенно очевидно, что нашему правительству нужно делать что-то с «антитеррористической операцией», если мирный народ террористов и сепаратистов считает своими защитниками, а Национальную гвардию Украины боится.

Також у цих матеріалах: